Голосование
все опросы

Посетите ли Вы #ONE MAGAZINE AWARDS 2021?

 
Да 63.16%
 
Нет 21.84%
 
Не знаю 15.00%
Всего голосов: 380
только что проголосовали:
Mostafa Abbasi
Марина Болгова
Жамиля Джунусова
Дарья Сухорослова
Александр Петращук
Кандос Шопоков
Авторизуйтесь, чтобы принять участие в голосовании.
Орзубек Назаров

Орзубек Назаров

Автор публикации: Анастасия Григорьева
Фотограф: Денис Богачев
Дело мастера / 15 Сентябрь 2020
 196

Орзубек, хотелось бы узнать, как проходило становление спортсмена с мировым именем. И что для вас значит бокс?

– Во времена Советского Союза, когда я начал заниматься спортом, это было общим увлечением всех детей. Кто– то ходил на бокс, кто– то – на борьбу, кто– то – на футбол, все были чем– то увлечены. Я пошел, чтобы научиться драться, уметь постоять за себя. Вся агрессия, которая была на улице, переместилась на ринг и стала управляемой. Мне просто нравится драться.

Что касается призвания или профессии – бокс нельзя назвать ни тем, ни другим. Бокс – это моя жизнь, приносившая в свое время финансы, славу, признание. Бокс сделал меня калекой, но это жизнь.

Кстати, про агрессию. Когда спортсмен выходит на ринг, он знает противника лишь заочно, конечно, что– то про него изучает. Помогает ли агрессия или злость на противника выиграть бой?

– Дело в том, что на ринг каждый выходит «со своими тараканами» в голове. Но у любого есть страх, ведь ты не знаешь, что может преподнести тебе соперник. Он– то тебя тоже изучает (улыбается). И когда любой спортсмен, хоть единоборец, хоть даже легкоатлет, говорит, что ему не страшно – он врет. Особенно страх ярко выражается у боксеров. Но одни этот страх контролируют, других этот страх съедает. И когда ты выходишь на ринг, два чувства, идущие рядом с тобой – это чувство уверенности, если хорошо тренировался, и чувство страха.

А злость – это необходимость. Это так и называется – спортивная злость. Особенно это необходимо профессионалам. В любительских боях мы заводились за 5– 6 боев до выхода на ринг. А в профессиональных боях за неделю проходит пресс– конференция, face of face, где можно сказать что– то друг другу. Особенно американцы любят оскорбить, так и появляется нужная агрессия. Также нужно уметь вовремя себя «тормозить», чтобы не «сгореть». Есть пример, когда даже на face of face соперник убежал, не выдержав взгляда. Это психология. А злость в данном виде спорта является необходимым атрибутом.

Стоит ли победа того, чтобы рисковать здоровьем? И какое чувство вы испытывали в момент, когда произносили ваше имя и страну?

– В ЮАР после боя за титул чемпиона мира я ждал результаты, на одном глазу мне держали полотенце, так как он заплыл и была гематома. Результат почему– то затягивался. И тут слышен счет, фраза «new champion» и мое имя, и глаз задергался, волнение бешеное, и до меня дошло: только одна эмоция «ваууу», как крик изнутри. И я понял, что это того стоило. К тому же, за спиной развивался флаг моей родины – Кыргызстана. Это действительно невероятные эмоции!

Какова роль тренера?

– Первым моим тренером был Геннадий Аноприев, с его помощью я добился звания заслуженного мастера спорта СССР. В любительской карьере все победы – это наши общие достижения. Геннадий Федорович мне и отец, и мать, и дедушка с бабушкой, и, главное, наставник. До сих пор могу позвонить ему и спросить совета, обычно он отвечает, что я и так умный и все знаю.

В чем заключается помощь тренера во время боя, он подсказывает тактику действий?

– Да, конечно. Тренеру сбоку всегда видно немного быстрее. Очень важная вещь в боксе – это доверие тренеру. Мой второй наставник Александр Васильевич Зимин, тренировавший меня в профессиональном боксе, сказал одну фразу: «С Орзубеком очень легко работать, он четко слышит и быстро исполняет, что ему говорят». Тренер произносит «раз, два» и, не задумываясь, бьешь. Он говорит «раз», и снова бьешь. Во время матча в Америке, в зале, вмещавшем 15 000 человек, стоял жуткий гул, но я все равно слышал этот голос. И, как говорят индусы, гуру, сэнсэй, учитель – это все и есть тренер.

Как важна поддержка близких? Кто раньше поддерживал, и кто сейчас?

– Поддержку близких трудно переоценить. И раньше, и сейчас – это семья: родители, жена, дети. Далее идут друзья детства, с которыми со школы общаемся, до сих пор ходим друг к другу в гости, но не так часто, как хотелось бы. Самая основная поддержка исходит от тех, кто помогает в процессе тренировок, когда весь режим подчинен твоей работе. Папа спит – все спят, папа гуляет – все гуляют, папа кушает – все кушают. Папа сказал: «Будем отдыхать!», и в доме тишина, даже полуторагодовалые дети играют и сидят тихо. Вот это большая поддержка. А сегодня так ничего и не изменилось, хоть я и второй раз женат. От первого брака две дочери, от второго – дочь. У супруги есть свой бизнес, дочка занимается искусством, есть внучки. Первый мой помощник – все так же семья, которая живет моей жизнью.

Несколько привычек, которые помогут боксеру, да и любому спортсмену, добиться успеха.

– Всегда говорил и повторюсь, что это привычка работать. У каждого ребенка при рождении есть талант, в этом я уверен на сто процентов. Но он не знает, к чему именно.

К примеру, даже, когда мы боксировали в юниорских матчах, были ребята, которым все давалось легче, чем остальным: они легко обманывали, легко двигались, прыгали, а нам приходилось работать. Но бог не дал им другого таланта – трудолюбия.

Вы считаете, что талант важен, но трудолюбие – в большей степени?

– Без таланта, возьмем бокс, человек может стать хорошим мастером спорта только за счет труда. Но, чтобы стать выдающимся, чтобы взять золото мира, Европы, Азии, для этого обязательно нужен талант. А для достижения самого высокого результата, для того чтобы стать великим спортсменом, две составляющие – работа и талант – должны совместиться.

Любого человека можно научить рисовать, но он будет делать это посредственно, будет видно, что он этому учился. А вот Пикассо надо родиться. Сколько музыкантов, балерин, спортсменов? Миллионы детей обучаются тому или иному мастерству, но лишь единицы становятся великими.

И немаловажная вещь, особенно в спорте, – это удача. Можно иметь семи пядей во лбу, быть очень трудолюбивым, очень талантливым, но не везет тебе. Например, перед поединком заболел или именно в твоем весе началась какая-то интрига, и полетел на чемпионат не ты, а соперник.

Шел 1988-й год, я первый номер, до Олимпиады в Сеуле рукой подать. Но после сборов в Армении у меня случился приступ аппендицита, и на Олимпиаду поехал Костя Цзю. Моя Олимпиада прошла мимо меня. Вот как так? Я пять лет был номером один сборной команды Советского Союза. Выиграл все, что можно было выиграть. Но не Олимпиаду… Со слезами на глазах наблюдал за поединками по телевидению.

А сейчас вы философски к этому относитесь?

– Да вы что! Меня внутри переворачивает, хоть и прошло 30 лет. Это та самая несправедливость. Удача просто отвернулась от меня. Но потом я сам себе доказал, что могу больше. После этого я стал проявлять еще больше упорства и трудолюбия. А когда после олимпиады были проблемы со здоровьем, ушел в профессиональный бокс. По тем временам это был безумный шаг. Советский Союз, закрытый занавес. Все говорили: «Куда ты собрался? В профессиональном боксе же людей убивают». «Ничего страшного, – говорил я, – если убьют, то только не на ринге».

Какие интересные моменты в вашей жизни запомнились?

– Интересных моментов было много. Например, когда я полетел в ЮАР на первый свой бой за титул чемпиона мира. На тот момент у меня уже был внушительный послужной список: из 15 боев 15 побед. Я был начитан о своем сопернике, знал, что бой будет сложным. В Йоханнесбурге нас встретили корреспонденты. Ко мне подошла журналист и поприветствовала по-японски, на тот момент я немного знал этот язык. Она стала задавать вопросы, но заметила, что я отвечаю односложными фразами. Мы перешли к беседе на английском языке. Но определив, что и это не мой родной язык, спросила, откуда я. Узнав, что я из Кыргызстана, из Советского Союза, она с радостью стала обращаться ко мне на русском. Выяснилось, что она полячка и тоже свободно говорит на великом могучем. Как оказалось, организаторы перепутали, думали, что я японец. Для многих профессиональных промоутеров спортсмены из Советского Союза – это не боксеры, это люди, которые в боксе ничего не соображают и которых надо бить. Я посоветовал ей почитать обо мне. На следующий день она пришла с извинениями, отметила мой послужной список и сказала, что организаторы ее ужасно подставили. Мы вместе посмеялись.

Радует, что вы с юмором отнеслись к этой ситуации. А не было ли у вас так называемой «звездной болезни»?

– К жизни я отношусь очень просто, нет смысла строить из себя важного дядю с надутыми щеками, а стал я таким благодаря другу. В 16 лет я за полгода дважды выиграл чемпионат Советского Союза среди юношей и среди юниоров. Стал бывать за границей, меня приглашали в районо, райисполком, на встречи со школьниками, хотя я еще сам был школьником. Друг Артур, тоже мастер спорта по боксу, был старше и по-дружески называл меня Олежкой. Бывало просил принести то, принести это, на что я ему однажды сказал, что я уже мастер спорта и нечего со мной так разговаривать. Тогда он мне ответил: «Ты щегол. Пойми, придет время, и ты достигнешь больших высот, но, если ты зазнаешься, загордишься, и будешь падать на землю, кто, как ни друзья, мягко поставят тебя на землю?» Благодаря этим мудрым словам я, возможно, и остался таким.

Самое трудное в вашей карьере?

– Мне так легко сейчас об этом говорить. А самое трудное в моей карьере была сама карьера.

Какая у вас была мотивация идти на ринг?

– Мамины слова, когда она привела меня в зал бокса: «Иди на бокс – мир посмотришь». Я жил в Канте, и выехать во Фрунзе было неимоверным счастьем. А когда я достиг первых результатов, уже в 8 классе поехал на Центральный Совет трудового резерва на берегу Азовского моря в город Жданов. На следующий год поехал в Новороссийск, в Москве мои фотографии показывали. Но мама, видя синяки под глазами, вскоре стала отговаривать от занятий, однако бокс уже тогда стал делом моей жизни.

У вас своя школа бокса, а как вы мотивируете своих подопечных?

– Если быть откровенным, как бы мы не любили Кыргызстан, но наша страна экономически слабо развита. И спорт – это один из немногих видов деятельности, где можно вырваться вперед, заработать деньги честным путем, показать себя, завоевать уважение, прославить страну. Это я и стараюсь донести детям.

Я из маленького города Кант, пришел в бокс, чтобы научиться драться, и меня знает весь мир. Уже 21 год, как я не боксирую, но меня помнят. Потому что таких трудолюбивых боксеров мало, и вы должны такими стать, должны поставить себе цель. Не станете таким, как я, то по крайней мере будете красивыми, статными и сможете защитить себя и девушку. И это детям нравится, это прекрасная мотивация.

Поможет ли бокс в уличной драке, ведь там и нож могут применить?

– Не забывайте, что все боксеры – это парни с улиц. Бокс не драка, это спорт отважных. Боксеры обычно долго не дерутся, есть один важный принцип: сначала бьем, потом разбираемся. Так было раньше, не знаю, как сейчас.

Вы хороший пример для будущего поколения, что, даже уйдя из спорта, можно продолжить карьеру.

– На самом деле сейчас для меня зал больше для души, реальный доход мне приносит бизнес. Но я очень благодарен моим друзьям Хан Вячеславу, Дё Глебу, что они предложили назвать зал моим именем. Зал – это мое хобби, моя жизнь. Даже те деньги, которые мы получаем от коммерческих групп, уходят на зарплату тренерам и на прочие нужды зала: то мешки порвутся, то ринг натянуть надо...

То есть монетизировать это хобби в нашей стране нельзя?

– Можно, оно будет приносить доход в том случае, если этим увлечься и хорошо вложиться. И в отличие от обычного бизнеса, где ты вложил 5 сомов, а продал сразу за 8 и получил немедленную прибыль, в боксе такого нет. Это длительный процесс.

В свое время вы хорошо зарабатывали, а сколько сейчас получают спортсмены?

– Хорошо зарабатывать сможет только тот, кто вырвется. Я дрался за медали и плюс 500 рублей получал – в 80-е годы это были очень большие деньги. Были годы, когда ребята получали 10 000 сомов, и это было неплохо. Сегодня госагентство по спорту определило стипендию в 75 000 сомов в месяц. Она будет выплачиваться тем, кто попал в сборную и собирается выступать на Олимпийских играх, и это очень хорошо. Но таких спортсменов мало. Плюс 35 000 сомов дают, если они попадают на Олимпиаду, их выплачивает Национальный олимпийский комитет через Международный олимпийский комитет. То есть человек за то, что тренируется, отдает свое время спорту, зарабатывает 100 000 сомов в месяц. Также чемпионы Азии получают крупную сумму, сколько точно, не знаю.

К примеру, наши борцы-олимпийцы получили машины и квартиры. Также открывается очень много дверей, которые для простого человека закрыты. Материальный стимул должен быть. Хоть сто раз скажи «халва», во рту сладко не станет. Ребята, которые только начинают, получают 5 000 сомов на питание. Хотелось бы больше, но все сразу не бывает.

А какими стандартами и принципами руководствуетесь в управлении вашей школой?

– Во-первых, это доверие. Я не вмешиваюсь в работу тренеров. 30 августа школе будет три года. И еще самое важное для меня, чтобы зал был полным. Сейчас в нашем зале тренирует Владислав Визильтер – это участник Олимпийских Игр 2000 года в Сиднее, финалист Чемпионата Азии, мастер спорта международного класса. С его приходом зал наполнился детьми. В нашем зале уже выросли чемпионы Бишкека, финалисты Спартакиады Кыргызстана среди юношей, и это результат трех лет. Я этим горжусь. Все благодаря чуткой работе тренеров. Сама атмосфера в зале располагает, бывает, 2-3 часа просто наблюдаю за тренировкой.

Цель нашего зала – не воспитать чемпиона, а воспитать нормального гражданина общества, порядочного, с хорошим мировоззрением. Тоже по-своему идеология. Кстати, чего в Кыргызстане и не хватает. Многие залы тренируют мышцы, мы помимо мышц тренируем и голову. Общение – важная составляющая в нашем зале.

А со скольки лет детей принимаете в зал?

– С десяти лет. Многие берут с семи-восьми лет, я категорически против этого. В таком возрасте после занятий у ребенка болит голова и учащается сердцебиение. Надо учитывать физиологию детского организма. Я ведь окончил физкультурный институт и знаю, о чем говорю. Физическая нагрузка – это хорошо. Мальчиков в 8 лет лучше отдавать на плавание или борьбу, так как хрящи еще не окрепли, руки слабые, я уже не говорю про голову. Все это объясняю родителям.

А каким бы вы хотели видеть спорт в Кыргызстане? И какова роль правительства в его развитии?

– Сегодня идет неплохая тенденция – частно-государственное партнерство. Многие тренеры работают в частных школах. А так как они для государства воспитывают детей, получают еще и от государственных учреждений оплату. Я бы хотел, чтобы это развивалось. В спорте денег нет, это проблема государственного масштаба. Есть немало людей, которые помогают спорту. И хотелось бы обратиться к тем, кто задумывается о меценатстве, с просьбой уделить свое внимание спорту. Спортсмены люди очень благодарные, всегда озвучат их имена. Хотелось бы напомнить, что спорт – это лицо нации, узнаваемость государства, здоровье молодежи.

На данный момент жизни какие у вас ценности?

– Для меня сегодня самое ценное – это моя семья. Особенно после некоторых событий, произошедших в семье, стал еще больше ценить близких людей. Всех звезд с неба не возьмешь, всех дел не переделаешь и всех денег не заработаешь. Когда благополучие в семье, тогда и на работе все отлично, и с друзьями все хорошо, и солнце по-другому светит. Взять, к примеру, мои интервью в 30 лет, важным были спорт и друзья, а семья на втором плане, ведь она всегда рядом. А ничего подобного, все поменялось местами, хотя к семье всегда относился с любовью и пониманием.

И хотелось бы узнать о ваших планах на будущее?

– На ближайшее будущее – съездить на Иссык-Куль, ремонт завершить (улыбается). Постоянно тревожат мысли о дальнейшем продвижении зала, привлечении спонсоров. Цены у нас чисто символические – 500-700 сомов в месяц, но многие не могут их оплатить. И необходимо находить деньги именно для таких залов, их, кстати, очень много. А звезд в боксе нет, потому что нет селекции, нет отбора. Раньше в залах боксом занимались до ста человек, сейчас – порядка двадцати и все разного возраста. У Федерации бокса, к сожалению, на это нет денег, я сам вице-президент этой организации. Поэтому хотелось бы, чтобы государство сделало так, чтобы занятия для талантливых детей были бесплатными.

И, конечно, озвучу желание каждого кыргызстанца: чтобы в стране было спокойно. Экономика любит тишину. Почему в Кыргызстане нет денег? В 2005-м, в 2010-м разгоняли не демонстрацию, а деньги. Не нужен нам еще один переворот. А лучше думать о развитии спорта в нашей стране!

Благодарю за приятную беседу. Желаю вам процветания, здоровья и успешного продвижения школы боксА!

Оставьте первый комментарий Войти через Facebook
Голосование
все опросы

Посетите ли Вы #ONE MAGAZINE AWARDS 2021?

 
Да 63.16%
 
Нет 21.84%
 
Не знаю 15.00%
Всего голосов: 380
только что проголосовали:
Mostafa Abbasi
Марина Болгова
Жамиля Джунусова
Дарья Сухорослова
Александр Петращук
Кандос Шопоков
Авторизуйтесь, чтобы принять участие в голосовании.