Тимур Турлов

Тимур Турлов

Автор публикации: Айида Асангуловна
Особый ракурс / 12 Сентябрь 2020
 142

Тимур, очень рада с Вами встретиться. Интерес к Вашей персоне растет, и это понятно:  Вы в достаточно раннем возрасте начали свой бизнес – в  14 лет. В этот период подростки обычно занимаются другими вещами. Откуда появился интерес?

Этому способствовало несколько вещей. С одной стороны, хотелось денег заработать,  и это было достаточно важной мотивацией для меня, потому что мне казалось, что я хочу большего и могу большего. Моя семья небогатая, и намвсегда нехватало денег на какието ключевые потребности. И если я хотел, чтобы у меня работал интернет, был мобильный телефон или какие-то еще вещи, то понимал, что для этого нужно зарабатывать самому. Это было очень важной частью моей свободы – иметь возможность самостоятельно планировать, самостоятельно решать, что я себе хочу покупать а что не хочу, ведьэто давало четкое понимание, что если что-то и делать, то не просто так.

В школе мне всегда тяжело давались абстрактные науки, и я помню, как задавался вопросом: «Вот вычислил площадьпятиугольника, и что дальше, как мне это в жизни пригодится и позволит зарабатывать больше денег?».

Сейчас понимаю зачем все это нужно было, но тогда хотелось чего то более практичного, что приносило бы реальный эффект и деньги. И я искал совершенно разные возможности для подработки и начал работать в избирательном штабе одного из депутатов Государственной Думы. В основном помогал собирать информацию о городах и был, как аналитик, который иногда координировал действия. А в школе руководил студентами, которые расклеивали листовки по доскам объявлений перед выборами.

Так как неплохо разбирался в компьютерах, то иногда помогал настраивать программное обеспечение или собрать компьютер, и у меня это хорошо получалось, а самое главное нравилось. В 2000-х , когда интернет только начал появляться я познакомился с одним товарищем в городском чате, друг которого продал свой гараж и вложил деньги в акции и начал торговать на бирже. Мне казалось, что и у меня получится – сидеть за компьютером  что то покупать и продавать. Родители выделили мне деньги и я вложил свои первые 80 долларов и открыл брокерский счет. Долго думал над своей первой покупкой и в итоге купил привилегированные акции «Дальэнерго». Друг мой торговал более ликвидными акциями «Равис», «Лукойл», «Юкос» и у него это лучше получалось. Проанализировав, я решил более подробно изучать компанию, акции которой я покупал.Много читал, смотрел на графики и на изменение ценовых моделей. Была одна книжка, которую мне прислала компания Nettrader. Если зарегистрироваться на их сайте, можно было заказать бесплатную копию брошюры, в которой рассказывались основы торговли на фондовом рынке, основы технического, фундаментального анализа, торгового терминала. Мне это было любопытно, поэтому я ее заказал, и к моему удивлению, они мне ее прислали. Но, что забавно, компанию Nettrader мы в прошлом году купили, а ведь когда-то моя карьера началась с бесплатной книжки, которую они прислали мне домой.

Здорово. Ваш старт был с 800 долларами. А сейчас такое получится у новичков? Какой суммой надо обладать, чтобы начать работать на фондовом рынке и получить существенный доход?

- Это то же самое, если спросить,сколько нужно положить денег на депозит в банке, чтобы получить существенный доход? Инвестиционные доходы всегда относительны. Ты зарабатываешь какой-то процент от своего капитала и будет ли он значительным или не значительным сказать сложно. Фондовый рынок гораздо демократичнее, чем кажется, с одной стороны, потому что, даже открывая счет на 100 долларов, можно  купить несколько акций, которыемогут вырастить в цене точно так же, как и пакет акций на 10 тысяч долларов. В Америке есть ряд акций, которые стоят около ста долларов и если по мере получения новых доходов продолжать их вкладывать, докупая акции – можно выработать правильную стратегию для увеличения своего бюджета.

Вы получили  богатый опыт в различных компаниях и затем решили открытьсобственную. Когда Вы поняли, что созрели?

- Это случилось в 2008 году, незадолго до разгара мирового финансового кризиса. Московский банк в котором я работал был продан банку Кипра за невероятные деньги – около полмиллиарда долларов. Позже начал работать в компании, которая занималась торговлей на рынке ценных бумаг, а я работал в подразделении, которая занималась иностранными рынками – американским фондовым рынком. Так же они владели пакетом облигаций большого количества компаний, в том числе компаниями второго эшелона. Когда банковский кризис усилился в России очень многие предприятия, которые занимали деньги на облигационном рынке, не смогли  финансировать свои долги и начались дефолты. Денег на рынке не было и наша инвестиционная компания начала терпеть очень большие убытки.Акционеры приняли решение закрыть подразделение и в том числе наш департамент, хотя он был прибыльным даже во время кризиса. К моменту закрытия мы со своей командой научилисьделать практически все – вести внутренний учет, заниматься рекламой, заниматься строительством корреспондентских отношений с американцами, заниматься настройкой торговой платформы, управлением рисками и лимитами. У нас возникла идея создать собственный бутик, который занимался бы предоставлением доступа на американский фондовый рынок, в том числе предлагал услуги тем клиентам, с которыми мы работали в банке. Мы примерно прикинули, что можно собрать 5-10 миллионов долларов из начальных клиентских активов, но немножко переоценили свои силы. Через несколько месяцев работы нам удалось собрать около ста тысяч вместо прогнозируемых десяти миллионов, потому что не все клиенты готовы  были начать работать с нашей маленькой компанией. Но, тем не менее, мы не сдались.Помню, потратил все свои сбережения, отступные, бонусы, которые получил на предыдущей работы.В какой-то момент деньги начали заканчиваться и на протяжении нескольких месяцев ребята продолжали работать за меньшую зарплату, чем она была в банке. В итоге мы смогли найти новых клиентов, за счет чего ситуация стала улучшаться а рынок начал расти.


Фондовый рынок гораздо демократичнее, чем кажется, с одной стороны, потому что, даже открывая счет на 100 долларов, можно купить несколько акций, которые могут вырасти в цене
точно так же, как и пакет акций на 10 тысяч долларов


Спустя десять лет кто остался в вашей команде?

- Многие остались с нами,как минимум трое топ-менеджеров точно. Были люди, с которыми мы совсем расстались, были люди, которые от нас уходили и возвращались в какой-то момент. Сейчас, например, в Москвек нам присоединился один из основателей компании, который уходил в 2009 и вернулся обратно в этом году.

Давайте поговорим о деятельности FreedomFinance.

- Наша главная роль – помогать клиентам сохранять и приумножать их деньги, выгодно их вкладывать, быть для них надежным советником и помощником. Консультирование раскроет все риски, которые с этим связаны – будут ли эти идеи на американском, российском, казахстанском, кыргызском рынках. Мы пытаемся быть классическим брокером, который открывает для клиентов все пространство возможностей и ведет себя максимально ответственно, защищая их интересы. Так же в дальнейшем помогаем ориентироваться в этом непростом пространстве.

Вы уверенно пришли на рынок Казахстана. Когда это случилось?

- В Казахстан я приехал весной 2011 года. А свою деятельность мы начали в 2012ом. Команда собиралась на месте.

По официальным данным вы владеете 60 процентами  оборота всего фондового рынка в РК. Можете рассказать об этом успехе, о специфике работы на казахстанском рынке?  Как вы пришли за короткий срок к  таким хорошим показателям?

- Здесь мы создали рынок и не отобрали эти 60 процентов ни у кого. Все наши клиенты, которые сейчас торгуют, не были ничьими клиентами. У конкурентов не было причин нас ненавидеть, ведь весь бизнес, который был у конкурентов, остался у них. Мы оказались единственным игроком, который, во-первых, был готов играть в долгую и вкладывать деньги в развитие сети, команды и в запуск новых продуктов. Нас отличало то, что мы сделали огромное количество проектов, которые не приносили быстрой отдачи. Купить бумагу, перепродать ее на полпроцента дороже  какому-нибудь банку – это простой и легкий бизнес, который делали многие, а мы пытались построить доверие, развивать инструменты и работать с населением.

Когда государство объявило программу народного IPO, это меня заинтересовало, потому что здорово, когда в стране президент хочет развивать фондовый рынок и реально что-то делает для этого. Нас это сильно замотивировало и мы готовы были создать фондовый рынок Казахстана вместе. В 2011 году я переехал в Алматы и мне очень понравилось, ведь те возможности, которые были заворожили меня. Наша компания хотела стать лидером, который будет готов делать гораздо больше чем кто либо другой и брать на себя ответственность за риски.Весь секрет нашего успеха заключается не в том, что мы обладали какими-то  уникальными технологиями, которых не было, а в том, что мы пришли на рынок с опытом работы на примере России, которого здесь не было ни у кого. Это был огромный риск, когда мы взяли все доходы, которые зарабатывали на обслуживании клиентов на американском рынке, и доходы которые генерировал российский бизнес и начали вкладывать в развитие фондового рынка Казахстана.

На протяжении многих месяцев мы оставались донором казахстанского подразделения и  действительно не боялись вкладывать ресурсы. Когда мы участвовали в программе народногоIPO, то были единственным брокером, который давал рекламу. Позже построили филиальную сеть, хотя не знали, чем это кончится, окупится она или нет.Для нас было важно, чтобы люди из  Тараза, Семея и Актау и других регионов имели возможность покупать акции. Потому что если делатьIPO только в Алматы, то нужно понимать, что мы охватываем полтора-миллиона человек, и все, больше никто не участвует. В рамках программы мы провели несколько сотен бесплатных семинаров, раздавали брошюры,приглашали людей на семинары, разрабатывали программу и делали презентации. И как раз здесь мы нашли огромное количество образованных людей, которые разбираются в фондовом рынке и готовы рассказать людям о своей истории успеха.

По итогам проделанной работы Вы считаете, были ли успех у этой программы?

- Безусловно, ведь Казахстан получил десятки тысяч новых акционеров. Когда мы пришли на рынке быломеньше десяти тысяч. Так же увеличилось количество новых клиентов, большинство их которых были нашими.Для меня это большой успех, потому что мы были единственными, кто хотел развивать эту сферу и при этом вложились в нее полностью и она окупилась

Поговорим теперь о рынке Кыргызстана.Почему Вы решили открыть свой филиал здесь?

- Наша компания в состоянии эффективно управлять  своей сетью и способна эффективно экспортировать технологии. У нас появилась большая команда, которая  может обеспечить высокое качество предоставления услуг не только нашему центральному офису, но и всей региональной сети, и это было видно на примере успеха в Казахстане. Вывод был таков, что если есть окупаемость в Усть-Каменогорске, то очевидно, что она будет и в Бишкеке.Не менее важным являлось то, что один из наших талантливых сотрудников – АзизБурканов был родом из Кыргызстана, который хотел вернуться на родину. Поэтому удачно совпали обстоятельства – внутренняя готовность и человек, который хорошо понимал компанию изнутри, спектр продуктов и услуг.

Таможенный союз облегчил процесс выхода на рынок и один из самых важных плюсов – это возможность беспрепятственного найма рабочей силы и перемещения. Например мы легко отправляем специалистов, которые проводят свои тренинги и делятся. Но команда все равно всегда местная, потому что довольно абсурдно пытаться везти людей из другой страны.


Обещать людям нужно только то, что ты можешь исполнить, потому что твоя репутация – это твой самый главный актив


Как вы оцениваете перспективы биржевого рынка в Кыргызстане? Каких конкурентов видите?

- Наш интерес – дать доступ кыргызстанцам к фондовому рынку, чтобы у них появилась возможность вкладывать деньги в иностранные ценные бумаги. Мы всегда начинаем с готовых продуктов, которые у нас есть, потому что если появляется локальная инфраструктура, через которую можно вложить деньги в перспективные акции крупных компаний, которые приносят достаточно хороший доход, то это крайне востребовано.

Сейчас на первом этапе – формируем инвесторскую базу. Начиная работу компании с готовых продуктов возникает дилемма курицы и яйца. То есть, когда тебе некому продавать, то никто не выходит на биржу, соответственно никто и не приходит на биржу, если нечего покупать. Поэтому мы берем готовые продукты, которые были сделаны на других рынках и начинаем с ними знакомить наших потенциальных клиентов. Далее у них появляется какой-то опыт и мы открываем им брокерские счета, за счет чего они имеют возможностькупить что-либо или инвестировать. Этот позитивный опыт позволяет им открыто смотреть и интересоваться другими предложениями. В том числе у нас появляется  возможность узнать кыргызстанские компании, обсудить с Министерством финансов относительно выпуска государственных облигаций, поговорить с крупными коммерческими банками, частными компаниями о привлечении капитала через выпуск облигаций или акций. Но чтобы об этом можно было предметно говорить, нам нужно сначала понять, кому мы это будем продавать и важно собрать эту инвесторскую базу. На кыргызской бирже есть уже несколько человек, которым мы предлагаем ценные бумаги и они нам доверяют, так какуже получили определенный доход.

У Вас была возможность сравнить, есть ли разница рынка Казахстана и Кыргызстана?

- Оба рынка сейчас в начале пути. С нашей точки зрения, мы начинаем с нуля, и нам еще предстоит большая работа с инвесторами, которые смогут поверить в нас, с потенциальными эмитентами, регуляторами, чтобы мы вместе начали оптимизировать ту среду, в которой будем работать. Это задача достаточно непростая и решается постепенно. Сначала нарабатывается инвесторская база, потом постепенно начинается поиск готовых идей на местном рынке. По мере того, как все критические вопросы решаются, ты начинаешь работать над тем, чтобы пригласить новых эмитентов, которые помогут новым компаниям привлечь капитал на местной бирже.

Как Вы в целом оцениваете конкурентов?

- Рынок не конкурентоспособен, так как компаний, которые занимались бы фондовым рынком - их в Кыргызстане просто нет. Достаточно много компаний, занимающиеся форексом, но это квазиигорный бизнес, и это не наша индустрия. Есть брокерские компании, которые занимаются размещением облигаций и с которыми мы столкнемся, но нам рано с ними конкурировать на их поле, так как они делают клубные сделки, которыми мы не занимаемся. К размещению частных компаний на кыргызской бирже розничный рынок еще не готов. Для этого нужно собрать базу, отработать технологии, аналитику и  регуляторную историю, и только потом можно говорить  будем ли мы конкурентами текущим игрокам или нет и будем ли с ними присутствовать в смежных областях или нет. Или мы будем строить историю, которую никто не делает сейчас.

А после Кыргызстана какие у планы у компании? Есть интерес в странах СНГ?

- В Узбекистане есть дочернее подразделение, где мы получили лицензию на членство на бирже. Это большой рынок, который открывается сейчас и где полностью переписываются правила игры. Так же мы активно взаимодействуем с новым правительствомпо поводу их приватизационной программы.

Одно из подразделений находится на Украине, которая активно прорабатывает программы по размещению внутренних государственных облигаций для населения.Была создана большая интересная программа при сотрудничестве с Министерством финансов, которая может дать хороший толчок для развития инфраструктуры рынка акционных бумаг.

Какие факторы должны способствовать кыргызстанским компаниям для их выхода на IPO?

- Один из главных критериев становления компании публичной – это прозрачность и репутация. Ты должен иметь прозрачную финансовую отчетность, которая действительно будет выражать ситуацию, протекающую в твоем бизнесе. Менеджеры и акционеры должны обладать хорошей репутацией и вызывать доверие инвесторов. Ключевым фактором является способность компании вести бизнес бело, то есть делиться с акционерами доходами через выплату дивидендов, а не через фиктивные затраты. Потому что мелкому и среднему бизнесу тяжелее всего в этом отношении приходится. Если компания доросла до того, что карман учредителя отделен от кармана компании, а так же она платит все налоги, и при этом бизнес остается прибыльным, то такой компании будут доверять.

Есть ли такая тенденция, что компания готова быть прозрачной, учитывая специфику менталитета?

- Дело в том, насколько нужны эти ресурсы для развития и на какие компромиссы собственники готовы идти ради того, чтобы их привлечь. Быть частной компанией всегда проще, чем публичной, и если есть возможность стабильно развиваться, оставаясь честной то конечно надо ею оставаться.Но публичность и привлечение капитала как раз позволяют тебе приобрести самые недостающие ресурсы для своего развития. Приходится жертвовать какой-то свободой, эффективностью, при этом четко соблюдать все законы.  Предприниматели понимают, что им выгодно быть прозрачными, так как им будет  достаточно легко привлечь капитал на фондовый рынок.

Какую прибыль вы прогнозируете на рынке Кыргызстана?

- Я думаю, мы будем инвесторами на этом рынке, но в ближайшие несколько лет вряд ли будем извлекать прибыль. И это вполне нормальный инвестиционный цикл,в результате которого мы адаптируемся на рынке. Если инвестиционный поток через 2 года станет положительным – это уже хорошо. Скорее всего,в ближайшие несколько лет мы будем  тратить больше , чем зарабатывать, потому что мы пришли на рынок не просто, чтобы занять узкую нишу на нем.


Наша компания в состоянии результативно управлять своей сетью и способна эффективно экспортировать технологии. У нас появилась большая команда, которая может обеспечить высокое качество предоставления услуг не только нашему центральному офису, но и всей региональной сети


Какие планы компании на будущее?

- Для нас с точки развития бизнеса это совершенствование наших технологий и защита наших интересов и инвесторов и поиск интересных инвестиционных идей на тех рынках, где мы работаем. Россия и Казахстан по-прежнему приносят существенную долю выручки, поэтому активно работаем там над выводом новых  компаний. То есть привлечение долгового капитала является сейчас большой амбициозной задачей. Мы достаточно хорошо работаем и активно обсуждаем историю, которая связана с выходом на рынок Узбекистана, Кыргызстана и Украины, потому что ближайшие пару лет будем сфокусированы на них. Так же рассматриваем возможности в сфере страхования и смежных финансовых услугах. У нас есть небольшой банк в России, который обслуживает нашу группу будучи внутренним расчетным институтом, при этом не являясь коммерческим банком и не предоставляя кредитования ни нам, ни кому-либо другому.

Что является для Вас главным правилом ведения бизнеса?

- Следить за своей репутацией и отвечать за те обязательства, которые ты на себя принимаешь. Стараться обещать делать то, что ты фактически можешь исполнить и понимать, потому что твоя репутация – это твой самый главный актив, который есть, так как деньги всегда можно заработать.

И все-таки, откуда в Вас большие амбиции? Вы родились с жилкой бизнесмена?

- Мои родители – не бизнесмены, и я не родился таким. Это скорее долгие годы тренировок. Сейчас я лучше, чем был раньше в каких-то вещах. У меня  всегда было много энергии и мне хотелось многое изменить в своей жизни. Я готов был много работать для этого и в итоге сумел направить энергию в правильное русло.

Оставьте первый комментарий Войти через Facebook
Голосование
все опросы

Будете?

 
Да 100.00%
 
Нет 0.00%
Всего голосов: 3
только что проголосовали:
Дмитрий Сергеевич
Анатолий Лелевкин
Самат Долотбаков

Второе

 
ЗА 100.00%
 
Против 0.00%
Всего голосов: 1
только что проголосовали:
Дмитрий Сергеевич

Третий вопрос

 
Отлично 0.00%
 
Средне 100.00%
 
Плохо 0.00%
Всего голосов: 1
только что проголосовали:
Дмитрий Сергеевич

Ещё раз ответьте

 
Ок 100.00%
 
Не ок 0.00%
Всего голосов: 1
только что проголосовали:
Дмитрий Сергеевич